Двенадцать наивных вопросов психотерапевту

0
13

На вопросы отвечает Андрей Бабин, врач-психиатр, практикующий психотерапевт

Двенадцать наивных вопросов психотерапевту

По случаю Всемирного дня психического здоровья, а также потому, что психотерапевт — герой каждого второго современного сериала, мы решили выяснить, что правда, а что миф в наших представлениях о сеансе у психотерапевта. 

Как понять, что пора обратиться к психотерапевту?

Очень просто. Приходит шальная мысль: что-то у меня в жизни идет не так. Раз мысль прошла, ты отмахиваешься, как от мухи. Но мысль возвращается с интервалом в три-четыре дня. Появляется некое дискомфорт, когда привычные вещи не радуют. Пробивается юмор висельника с каким-то некрофильным оттенком, из серии «мы все умрем». 

Могут измениться привычки. Начинаешь злоупотреблять алкоголем, требуются все более острые впечатления и переживания. Начинаешь есть сладкое. Нарушается сон. Растёт раздражение. Повышается либидо, почему-то кажется, что только секс вернет нормальное самочувствие… Словом, ты ищешь новых эмоций. Это все признаки того самого неустойчивого психического состояния.

Психотерапевту нужно четко сформулировать свою проблему?

Совсем не обязательно. Достаточно сказать просто: «Доктор, похоже, со мной что-то не то».

Психотерапевт должен выслушать, пожалеть или дать совет?

Классический подход: психотерапевт — никто и ничто. Он должен сделать так, чтобы человек раскрывался и говорил, говорил, говорил.

Но этого мало, конечно. Человеку требуется сочувствие и эмоциональный контакт, резонанс. Если он не чувствует сопереживания — никакие советы не сработают. Помните этот анекдот, когда Иисус Христос в образе уездного доктора работает в больничке, и к нему на приём является пациент, у которого отказали ноги? Иисус говорит ему своё сакраментальное «Встань и иди» — человек встаёт с коляски, выходит своими ногами и рассказывает: «Никуда не годный доктор. Даже не поговорил!» 

Двенадцать наивных вопросов психотерапевту

Так вот, действительно, на первом этапе требуется только сочувствие. Ему кажется — вот вы меня выслушайте, дайте немного сил, и я справлюсь сам. Из серии, не учите меня жить — помогите материально. Кто-то, действительно, может справиться сам.
Но чаще нет. Вот когда он уже выдохнул немного и думает так: ОК, сейчас я все обдумаю и решу. Умные взрослые образованные люди читсают обычно так: сейчас мы спокойно во всем разберемся и найдем выход. Но… 

Невротические состояния не лечатся с помощью разумных умопостроений. Решение психологических вопросов никогда не лежит в плоскости логики. Проблема заключается не в способности или неспособности аналитически мыслить, а в неумении назвать, распознать свои чувства. В низком эмоциональном интеллекте. 

И вот тогда начинается длинная работа с психотерапевтом по ликвидации безграмотности, точнее, алекситимии — неумении назвать то, что чувствуешь. 

Требуется тонкий долгий взвешенный подход.

Правильно ли ждать от психотерапевта совета или рекомендации по разрешению его сложной ситуации?

В прямом ответе непрямой вопрос — нет. Неправильно. Но психотерапевт должен погрузить человека в такое состояние, чтобы он сам увидел этот выход. Это делается не за один прием. 

Хороший психотерапевт никогда не навязывает свой вариант решения, только описывает несколько возможных: «Эй, гражданина, ты сюда не ходи, ты туда ходи!» Человек сам решает, принимать это или нет.

Важно, что психотерапевт был симпатичен? 

Очень важно. На самом первом сеансе важно, чтобы пациент и доктор нашли контакт, чтобы возникло доверие. Это не определяется ни стажем, ни профессионализмом врача, ни рекомендациями друзей. Ничем. 

Контакт либо есть, либо нет. Конгруэнтность нужна, совпадение. Если доктор подходит тебе эмоционально, включается в твой код — тогда он может тебя хоть на картах таро лечить, хоть мыльными пузырями. Ты ему поверил — значит, он поможет.

Двенадцать наивных вопросов психотерапевту

Психотерапия в поликлинике — что это?

Сложно сказать. С одной стороны, это нужно и полезно. Но к сожалению, у этих врачей есть регламент приема. Это раз. А во-вторых, это главное — в поликлинике нарушена камерность, интимность, уединенность, абсолютно необходимые для беседы. У меня был опыт таких приемов, мы сидим, как два дурака на вокзале между каких-то шкафов… 

Конечно, психотерапия возможна где угодно, но все же нужна тихая, а не нервная обстановка.

Кушетка — это обязательно?

Я считаю, что да. Необязательно на ней лежать, но должен быть хотя бы мягкий диванчик. И чашка чая важна. Иногда даже важнее, чем долгая беседа или таблетка.

Антидепрессанты — необходимая часть лекарственного рациона взрослого человека?

Да, антидепрессанты — это нормально. Мы хронически принимаем лекарства от давления, от диабета… Не охаем же. Примерно для 30 процентов пациентов психотерапевта прием психотропных препаратов, включая антидепрессанты, является нормальным явлением. Курсами, по 3-6 месяцев. 

Психологическая привычка к препаратам может возникнуть, это правда. И химическая зависимость может быть. Но тортик — тот же самый наркотик, если что. 

Психолог или психотерапевт?

Психолог — это девушка, которая закончила курсы и повесила табличку «Психотерапевт». Формально они имеют право так называться, но академически… Врачи мнение психолога вклеивают в историю болезни где-то между анализами, в самом конце.

Психотерапевтом может называться только дипломированный врач-психиатр, который не меньше трех лет отработал в большой психиатрии, получил специализацию по психотерапии, и каждые пять лет подтверждает свою квалификацию

Психологи один раз в жизни что-то закончили, и все. К таким специалистам обращаться можно только за решением обычных житейских проблем, из серии: меня не ценят на работе, что-то я не знаю, чем заняться в жизни. Такие проблемы и с подружкой обсудить.

Психолог не имеет права выписывать медикаменты (у него нет медицинского образования), он не может распознать патологию личности и клинический случай. Если распознает — его долг: направить к врачу.

Как выбрать психотерапевта?

По сарафанному радио. Лучшей рекламы нет. Другая не работает.

Психотерапевтическая помощь онлайн — это как?

Это прекрасно. Никакого лукавства. Все так же честно и камерно. Это работает, и многим очень удобно.

Обращаться к психотерапевту — это модно?

Да, и это хорошо. 

Я могу судить посвоему опыту. Лет 20 назад ко мне люди приходили в полном отчаянии, на грани. Их уже судьба выталкивала к врачу. В последние годы люди приходят посоветоваться, не дожидаясь, пока гром грянет. Это говорит о возросшей культуре общения. Это очень радует.

В остром состоянии с человеком тяжелее работать. Ему так больно, что он требует волшебную палочку, быстрый срочный выход. Ему хочется, что боль облегчили немедленно. Но в остром состоянии быстро не поможешь. Требуется месяц-полтора плотной работы с психотерапевтом, то есть еженедельные встречи и телефонные звонки между встречами.

Если человек вздрагивает от слова «психотерапевт»?

Это нормальная реакция здорового человека. У здорового человека есть иммунитет против всех врачебных специальностей. которые начинаются с приставки «психо». 
Нормальная психологическое состояние — когда мы живем, как дети, не задумываясь вообще: все получается, все складывается, все здорово, только нам времени не хватает. Редкая и счастливая ситуация.
Человек, который задумался о смысле жизни — уже пациент психотерапевта. Это Зигмунд наш Фрейд.