Челябинский областной суд разрешил восьмилетней Кире Ионуш остаться с братом

0
6

Однако биологический отец девочки может оспорить это решение

Челябинский областной суд разрешил восьмилетней Кире Ионуш остаться с братом

Восьмилетняя Кира Ионуш из Магнитогорска останется под опекой старшего брата. Биологический отец девочки, а он давно ушел из семьи и не занимался воспитанием дочери, не может требовать переезда ребенка к себе. На этой неделе такое решение принял Челябинский областной суд. На заседании побывал корреспондент Первого областного информагентства.

РАБОТЫ НЕТ, ЖИЛЬЯ ТОЖЕ, НО ВОСПИТЫВАТЬ РЕБЕНКА МОЖЕТ

Если вы еще не в курсе этой истории, напомним, как она начиналась. В декабре 2019 года у шестилетней Киры Ионуш умерла мама. Биологический отец девочки Евгений Цыбин отказался от дочери прямо на похоронах и почти полгода не делал попыток ее увидеть. Между тем старший брат Киры, 20-летний Ярослав Ионуш, подал заявление в органы соцзащиты с просьбой оформить опеку над своей сестренкой. Но ему отказали, так как приоритетное право воспитывать чадо имеет родной отец. Кстати, отцы у Киры и Ярослава — разные.

Ярославу сказали, что оформить опеку над девочкой можно лишь в одном случае: если лишить отца родительских прав или хотя бы их ограничить. А основания для этого были. У Евгения Цыбина не было ни жилья, ни работы, он не участвовал в воспитании дочери, не помогал ребенку деньгами. К тому же биологический папа имел судимости и долги по алиментам на сына от первого брака.

Ярослав был уверен, что с таким «джентльменским набором» ребенка Цыбину не видать, и подал иск в Орджоникидзевский районный суд Магнитогорска. Но 8 июня 2021 года суд решил передать Киру… биологическому отцу.

Почти все лето сотрудники соцзащиты пытались подружить девочку с папой, а потом и забрать ее у Ярослава. На изъятие Киры вместе с приставами приезжала уполномоченный по правам ребенка в Челябинской области Евгения Майорова. Омбудсмен обещала, что против воли малышки ее не заберут. Уезжать к отцу Кира наотрез отказалась. Приставы ушли с пустыми руками.

Ярослав же обжаловал постановление магнитогорского суда в Челябинске. Он требовал ограничить родительские права отца и предоставить ему право опеки над Кирой. Очередное судебное заседание и состоялось на этой неделе.

СВЕЖЕПОДСТРИЖЕННЫЙ И С БУТЫЛКОЙ

За судьбой маленькой Киры уже несколько месяцев напряженно наблюдает пресса. Все это время Ярослав активно общался со СМИ. А Евгений Цыбин избегал журналистов.

«Мне это неинтересно», — оборвал он звонок Первого областного информагентства.

Мы надеялись выслушать его позицию в зале суда. Но мужчина фактически не мог связать и двух слов. Краткие реплики ему пыталась подсказать престарелая мама — она также явилась на суд и почти все заседание прикрывала лицо полой куртки. Снимать себя отец Киры в суде запретил.

Что ж, опишем Евгения сами: ему за сорок, вид уже несвежий, однако ясно, что к поездке в Челябинск мужчина готовился — аккуратная стрижка, новые джинсы и свитерок (а вот на первое сентября к дочери-первокласснице папа умудрился прийти в трико и сланцах). В руках мужчины — бутылка из зеленого пластика. Вероятно, с компотом.

Так как претензии Ярослава касались неисполнения папой обязанностей отца, судья потребовала отчета: а как Цыбин заботился о своей дочери после ухода бывшей жены? Реальных дел оказалось немного — Евгений подал заявление в школу о зачислении девочки в первый класс. Причем по месту своего жительства, а не по месту проживания Киры. Деньгами папа ребенку не помогал, одежду девочке и продукты не покупал, и коммунальные платежи за квартиру, что досталась Кире от мамы, отец не оплачивал… Все это делал брат.

ДЕВОЧКА РИСКУЕТ ОСТАТЬСЯ НА УЛИЦЕ

Ярослав не смог присутствовать на суде по причине болезни — интересы брата отстаивала адвокат Татьяна Антоненко. Претензий к папе и к суду первой инстанции у нее было много.

Прежде всего адвокат указала, что после смерти бывшей супруги Евгений Цыбин не озаботился судьбой дочери. В жизни Киры он появился лишь после того, как отца разыскали сотрудники отдела опеки. Магнитогорский же суд не учел негативные характеристики на отца и подошел к судьбе Киры формально.

Кроме того, адвокат заявила о вскрывшихся фактах растраты детских пособий. По словам Антоненко, отец девочки получал деньги на содержание Киры, но весомую часть этих средств потратил на свои нужды. Проверку этой истории ведет полиция Магнитогорска.

Также юрист попросила учесть, что Евгений не имеет собственного жилья и проживает в квартире новой супруги. Это жилье куплено в ипотеку на средства маткапитала и принадлежит детям женщины. Теоретически они могут в любую минуту выгнать Евгения, а с ним и Киру, на улицу.

При этом у Ярослава девочка не нуждается сейчас ни в чем и сама Кира хочет остаться с братом.

«ОТДАЙТЕ МНЕ…»

Во время прений Евгений и слова не сказал в свое оправдание.

«Отдайте мне дочь… Я очень ее люблю», — подавленно и пристыженно обратился к суду отец.

Однако областной суд решил, что Киру нужно оставить с братом. Правда, в родительских правах Евгения не ограничил. Отец к тому же имеет право оспорить это решение в суде более высокой инстанции.

«Это частичная, но все же победа. Письменное решение суда нам выдадут позже. Посмотрим, какие там будут нюансы. Но пока ясно, что в ближайшие несколько месяцев Кире не грозит изъятие. Девочка останется с братом», — говорит адвокат Татьяна Антоненко.

Ярослав будет бороться за сестру дальше. Евгений Цыбин комментировать процесс в Челябинске отказался.