Андрей Минченко: «К коренным преобразованиям в туротрасли приведет строительство курортных отелей»

0
13

Замминистра экономического развития рассказывает о крупных проектах и перспективах туризма в Челябинской области

Андрей Минченко: «К коренным преобразованиям в туротрасли приведет строительство курортных отелей»

Пандемия COVID-19, закрывшая границы, подтолкнула российские регионы к активному развитию внутреннего и въездного туризма. Соответствующую концепцию разработало и правительство Челябинской области. На Южном Урале планируется масштабная работа — в ближайшие годы построят новые гостиницы, обустроят туристические маршруты, проведут дорожные ремонты. О крупных проектах и развитии отрасли в нашем регионе ИА «Первое областное» рассказал заместитель министра экономического развития Челябинской области, курирующий сферу туризма, Андрей Минченко.

— Андрей Николаевич, какие достопримечательности Челябинской области пользуются популярностью? Сколько туристов посетили наш регион в этом году?

— В горнозаводской зоне туристы посещают нацпарки и особо охраняемые природные территории, совершают сплавы по рекам Ай и Юрюзань. Другой тип отдыха — на озерах. К сожалению, точных данных по турпотоку нет, и это проблема отрасли по всей стране. Статистика учитывает гостей региона, которые останавливаются в официальных гостиницах. По году у нас почти 1 млн туристов.

Есть данные по нацпаркам. В «Таганае» произошел большой рост: с 147 тыс. туристов в 2019 году до 175 тыс. в 2020-м. Есть статистика от муниципалитетов. На реке Ай в этом сезоне побывали почти 170 тыс. сплавщиков. По данным «Мегафона» за 2019—2020 годы, из других регионов к нам приезжало более 7 млн человек в год. 65% — с туристическими целями, остальные — к друзьям. 33% — это гости из Свердловской области. Порядка 3 млн человек провели в регионе более 24 часов. И все это не считая туристов — жителей Челябинской области.

Расхождение в статистике показывает, сколько туристов находится вне сервиса официальных гостиниц, что есть дефицит мест размещения. Его закрывают частные гостевые дома, кемпинги.

— Отсутствие точных данных о турпотоке — это большая проблема?

— Точные данные — основа инвестиционной привлекательности отрасли. Их отсутствие затрудняет планирование. Чтобы вложить частные или бюджетные средства, нужно понимать, какой эффект будет. Поскольку точный объем спроса неизвестен, нельзя правильно разработать проекты. Можно предположить — но это область допущений, что для внешних инвесторов и госпрограмм неприемлемо.

Другая проблема — налоги. Учитывая, что отрасль находится в шатком состоянии, не надо большого давления. Но вывод частных гостевых домов в прозрачную область мог бы дать им стимул для развития. Сейчас они не могут получать государственные меры поддержки и работать с официальными туроператорами, которые сотрудничают только с классифицированными гостиницами.

Андрей Минченко: «К коренным преобразованиям в туротрасли приведет строительство курортных отелей»

— Продолжается ли работа над нацпроектом по туризму? Что получит Челябинская область от участия в нем?

— Национальный проект «Туризм и индустрия гостеприимства» разработан, но пока не доведен до регионов, он будет включать три федеральных проекта. В соответствии с ними мы готовим региональные проекты. Пока что они рассчитаны до 2024 года. В них будут четкие показатели по количеству поездок, рабочих мест и номеров в гостиницах.

Нацпроект поможет предоставлять информационную поддержку, гранты для малого бизнеса, кредиты для развития туристской инфраструктуры. Нам интересно строительство загородных гостиниц. Развитие туризма возможно только с созданием новых курортов. Льготное кредитование — важнейшая мера, которая позволит бизнесу стать рентабельным. Программа запущена, но к ней не были готовы ни банки, ни инвесторы. Проектное финансирование — сложный инструмент. В первой волне заявок, которая завершилась 30 сентября, от нашего региона только один проект.

Другая мера поддержки связана с государственным финансированием. 49% капитала может предоставить корпорация «Туризм.РФ». В работе три крупных проекта по созданию отелей от 120 номеров каждый. Это — серьезный вклад в туристическую отрасль. Меры поддержки в рамках нацпроекта предусматривают и дорогостоящие инфраструктурные составляющие, которые с трудом окупаются, — проведение газа, воды и электричества, создание подъездных путей.

Нацпроектом предусмотрена поддержка обустройства экологических троп, кемпингов, организации чартерных рейсов. По возможности мы будем заявляться в эти программы. Но к коренным преобразованиям в туристической отрасли может привести только строительство новых курортных отелей. Еще одна задача — обустройство необходимыми сервисами существующих туристических объектов.

— Недавно стало известно, что ГЛК «Солнечная долина» покупает гостиничный комплекс «Каменный цветок» и проявляет интерес к развитию «Завьялихи». Насколько эти события значимы для отрасли и региона?

— Это важный шаг. Инвесторов в проекты долго не могли привлечь. Много раз проводили аукционы, никто не заявлялся. Горнолыжный курорт не смогли продать даже за 120 млн рублей, по нижней цене. Хотя находящаяся там канатно-кресельная дорога стоит дороже. Инвесторы не заходили в проект по нескольким причинам. Главная — в развитие «Завьялихи» нужно вложить очень много средств. Но у этого курорта большой потенциал для развития, ведь у подножия горы сформированы земли для строительства гостиницы.

«Завьялиха» находится далеко. 220 км от Челябинска — некомфортно для поездки одного дня. Средств размещения нет, кроме «Каменного цветка». Он в обветшавшем состоянии. Чтобы запустить и курорт, и гостиничный комплекс, нужно не менее 1 млрд рублей. Это с учетом системы оснежения для ГЛК. По ранее разработанным проектам на нее нужно как минимум 300 млн рублей. Без оснежения курорты теряют туристический поток, позже начинают сезон.

— Как обстоят дела с горнолыжным курортом «Евразия»?

— В ГЛК «Евразия» не хватает посетителей, есть проблема с ночевкой. В Кусе сейчас реконструируется недострой, будет гостиница на 80 номеров. Есть небольшие шансы, что они успеют к этому сезону. Отель строят в городе, потому что рядом с ГЛК строить нельзя. Это связано с ужесточением лесного закона. Проблема касается большинства горнолыжных курортов.

В разработке находится проект ГЛК на Уреньге. Но неизвестно, когда проект преодолеет этап рассмотрения документов по лесоустройству. Если удастся запустить «Завьялиху» и раскрыть потенциал «Евразии», еще один курорт неподалеку — отдаленная перспектива. Но рынок стремится к росту, и Златоусту стоит продолжать работу. Думаю, что кто-то из местных предпринимателей может развить этот проект. Хорошая локация, близость к трассе.

В Челябинской области хорошо развит горнолыжный туризм. Как один из передовых регионов мы вошли в федеральную концепцию развития этой индустрии. Это перспективное направление, и нужно помогать курортам.

— Какие инфраструктурные проекты реализуются на туристических территориях?

— Губернатор Алексей Текслер поддержал просьбы нацпарков. Скоро начнется строительство дороги с велодорожкой от Златоуста до Черной скалы. В километре от центральной усадьбы нацпарка есть перспективная инвестиционная площадка в 16 га. Это земля бывшей воинской части. Там можно построить большой отель экологичного формата с термальным комплексом на 120—200 номеров. Нацпарк «Таганай» дает условно 200 тыс. туристов в год. Турпоток уже есть, и это огромная возможность для инвестиций.

Тюлюк — одна из ярких точек для экологического туризма. Почти 25 км щебеночной дороги в плохом состоянии. В этом году ее немного отремонтировали, время в пути сократилось. Проектно-сметная документация разрабатывается. После госэкспертизы будем заявляться на нацпроекты, чтобы получить финансирование.

Важное туристическое значение имеет асфальтирование дороги от Верхнего Уфалея в сторону Екатеринбурга. Мы рассчитываем, что стройка состоится. Это вход на территорию Верхнеуфалейского городского округа и Нязепетровского района для гостей из Свердловской области. Он более удобный, чем основная трасса между Челябинском и Екатеринбургом.

Андрей Минченко: «К коренным преобразованиям в туротрасли приведет строительство курортных отелей»

— Кроме дорог, есть другие инфраструктурные проекты?

— У нацпарков свои программы развития. Это федеральные учреждения, и они живут на ограниченном финансировании, поэтому для прорывного развития требуется областная поддержка. Нацпарку «Таганай» год назад мы предложили заняться развитием Александровской сопки. Это популярный у туристов объект, но он ничей. Оформлено право бессрочного пользования территорией, сейчас разрабатывается проект лесоустройства. После нацпарк сделает там площадку, а тропы замкнет с Семибраткой. Александровская сопка — достаточно доступная, по видовым характеристикам сопоставима с основными вершинами Таганая, которые находятся в глубине нацпарка и труднодоступны для неподготовленных туристов.

Ожидаем интенсивного развития региональных особо охраняемых природных территорий. Учреждение, которое ими занимается, меняет организационно-правовую форму с казенного на бюджетное. У них расширятся полномочия, что позволит вести дополнительную коммерческую деятельность для развития инфраструктуры. Рассчитываем, что будут обустроены Айская долина, Серпиевская и Игнатьевская пещеры. Готовим предложение по обустройству Аракульских шиханов. В таких местах, чтобы сберечь природу и сделать локации привлекательными, нужны тропы, лестницы, туалеты, урны.

— В 2020 году вы предлагали заключить концессионные соглашения с предпринимателями для развития инфраструктуры на «Аркаиме». На какой стадии этот проект?

— Губернатор Алексей Текслер поручал разработать мастер-план комплексного развития туристской территории. Это сложный и дорогой проект. Мы подготовили техническое задание. По мере просчитывания эффектов сможем предложить бизнесу новые инвестиционные площадки. Также можно будет изучать возможности организации дополнительного общественного транспорта.

— Речь идет о мультимодальном сообщении с использованием скоростного электропоезда «Ласточка»?

— Конечно, «Ласточка» удобна — это быстрое сообщение между городами. При организации мультимодального маршрута важно, чтобы на конечной точке железнодорожной части пути находился автобусный парк, чей транспорт будет перевозить туристов дальше. В Карталах пока что эта сфера не развита. Отчасти и поэтому еще нет экономической целесообразности для организации мультимодального маршрута.

— Расскажите, что именно планируется сделать в «Аркаиме».

— Самим заповедником подготовлена концепция музеефикации территории. Мы инициировали выделение земель в Брединском районе для создания туристической площадки. Там будут гостиницы, рестораны. В перспективе предусмотрено полномасштабное воссоздание городища Аркаим. В скором времени пройдет обустройство устаревшего туристического лагеря. Надеемся, что получим на это финансирование. Разрабатывается проектно-сметная документация на газификацию территории. Аркаим — уникальное место. Там найдены самые ранние колесницы, это прародина одомашнивания лошади, что признается и зарубежными археологами. Но отсутствие инфраструктуры сдерживает рост турпотока.

Южные территории могут развиваться в комплексе, с учетом парка «Притяжение» в Магнитогорске и инициатив коллег из Башкортостана. Мы делаем первые шаги к межрегиональному взаимодействию. Условно территории от заповедника «Шульган-Таш» до «Аркаима» можно объединить в кластер южных регионов Челябинской области и Республики Башкортостан. Это будет конкурентоспособная формация.

Олег Сиротин, владелец «Солнечной долины», выступал с предложением создать экотропы и веломаршрут, которые свяжут озеро Тургояк, его ГЛК и нацпарк «Таганай». Что с этой идеей?

— Две ветки веломаршрута, возможно, Олег Сиротин построит сам. В правовых аспектах мы ему оказываем поддержку. Отчасти благодаря обращению Челябинской области к федеральному правительству проблема обустройства троп в лесах смягчилась. Вокруг озера Тургояк может быть две тропы — по берегу и по окружающим вершинам. Проект обсуждается. Скорее всего, его включат в мастер-план природного парка «Тургояк», которым занимается министерство экологии. На этой территории важно не нарушить туристическую составляющую и не навредить озеру.

Андрей Минченко: «К коренным преобразованиям в туротрасли приведет строительство курортных отелей»

— Как в Челябинской области развивается промышленный туризм?

— Регион помогает создавать маршруты, соединяет предприятия с туроператорами, оказывает информационную поддержку. Промышленный туризм для нас логичен и очевиден. Мы промышленный регион. Но для предприятий организация экскурсий не всегда удобна, надо обеспечивать безопасность. Экономических эффектов такая работа для них почти не имеет, это больше социальный проект. Надо понимать, что не так много туристов, которым интересен промышленный туризм. Такие экскурсии могут быть вспомогательным продуктом, когда люди приезжают посмотреть на основные достопримечательности и заодно посещают промышленные площадки.

— Есть ли планы по развитию туризма на индустриальных объектах прошлого? Например, на ГЭС «Пороги».

— Несомненно, это одно из самых ярких и зрелищных мест, с которым пока трудно что-то сделать. «Пороги» не попадают под меры национальных проектов. Их восстановление — задача регионального уровня, дорогостоящая. ГЭС надо развивать в формате государственно-частного партнерства, причем комплексно — ремонт сооружений, обустройство дорожек, музеефикация, создание туробъектов. Вопрос в том, как найти инвестора. Это скорее социальный проект, чем коммерческий. Непонятен и формат эксплуатации. Если ГЭС остается промышленным объектом, туристам туда просто так не попасть, к тому же исчезнет самая зрелищная часть — плотина действующей электростанции станет сухой. С другой стороны, окупить дорогостоящую музеефикацию непросто — в отличие от горнолыжек или нацпарков на «Пороги» туристы вряд ли будут ездить по нескольку раз в год.

— Насколько успешно продается брендовый маршрут? Есть ли предварительные итоги по количеству оформленных туров?

— Национальный брендовый маршрут — один из элементов информационного продвижения региона, своего рода визитная карточка. Так мы сообщаем, что у нас есть туризм. Маршрут согласован Ростуризмом и Ассоциацией туроператоров, он отвечает требованиям отрасли по инфраструктуре и информационной насыщенности. С момента запуска маршрут посетило несколько десятков туристов. Рассчитывать, что по нему пойдет вал, — неправильно. У нас подобный турпродукт находится на стадии становления. Мы не сможем пока принять огромный поток туристов — нужны отели. Есть проблема и с нехваткой квалифицированных экскурсоводов. В следующем году начнет действовать закон об экскурсионной деятельности. Аттестационная комиссия с участием представителей отрасли будет оценивать экскурсоводов, выдавать им сертификаты.

Также важно учесть разрыв между внешним общественным мнением и реальной ситуацией. Социология показывает, что нас считают промышленным регионом, в котором нет туризма. Даже про горнолыжные курорты мало кто знает, хотя они конкурентоспособны, обустроены, принимают мировые турниры. Нам необходимо преодолеть имидж промышленного региона. Надо говорить о том, что у нас есть экологический туризм, природные достопримечательности, горнолыжные курорты. Туры на предприятия, конечно, должны быть. Но резко подчеркивать промышленную составляющую не совсем верно.